?

Log in

No account? Create an account
Копаясь в архивах... - Анархонизм
March 22nd, 2007
02:34 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Копаясь в архивах...
Натолкнулся на статью 15-летней давности. Кому любопытно - вэлкам.

СЕКУНДОМЕР НЕВЗОРОВ
Андрей ВАНДЕНКО и Евгений ДОДОЛЕВ

("Московский комсомолец" 19 сентября 1992)


Это интервью мы провели на пару, вопросы обдумывали вместе.
Евгений Додолев в течение четырех лет собирал досье о «Секундах» и даже опубликовал материал размером в газетную страницу под названием «В Невзорова стреляли только раз» («МК» от 5 января 1990 года). Но Андрей Ванденко в Питер вынужден был поехать один. Так получилось, что соавтор почувствовал, что еще одну встречу с надменным Секундомером не перенесет...
Поездке предшествовала неделя переговоров с НТК «600». Для того чтобы встретиться с Невзоровым, сегодня одного желания мало. Александр Глебович с некоторых пор избирателен в знакомствах и контактах. Потребовалось ходатайство поддерживающей постоянную связь с «Секундами» Тамары Шениной, жены находящегося в «Матросской Тишине» по делу ГКЧП Олега Шенина. Впрочем, и поручительство Тамары Александровны позволило только открыть обитую железом дверь с номером 422 и шифрозамком в телецентре на Чапыгина, 6, в СПб. Лишь попасть в помещение НТК «600», но не более.
Александр Глебович, старательно не глядя в сторону Ванденко, бросил как бы в пространство: «А мы еще посмотрим». Затем Невзоров, упорно продолжая не замечать Андрея, щелкнул фразой в сторону пресс-секретаря «Секунд» Людмилы Щукиной: «Ебелдоса мне подсунули?» (для непосвященных: ебелдос — это не из инфернальной лексики, а всего лишь один из неологизмов, полюбившихся Невзорову. Сия аббревиатура расшифровывается просто: Ельцин — Белый дом — Свобода. По первым буквам слов. Есть еще забелдос — защитник Белого дома. Собздик — Собчак защитник демократии и конституции и т. д.).

Московский журналист молча попивал кофеек, предложенный ему Щукиной, которая всем видом старалась смягчить резкости сурового патрона. А тот, накинув знаменитую кожанку, по пути к выходу наконец снизошел до нескольких слов:
— Ну вот что... Приходите часов через пять. Сейчас у меня дела, съемка.
— Может, и я с вами?
выражение лица Невзорова на язык слов можно было перевести примерно так: «Непроверенных, темных личностей в разведку не беру». Дабы не оставалось никаких сомнений, Александр Глебович сурово добавил:
— Должен предупредить, что все услышанное вами в НТК является нашей служебной тайной, разглашению не подлежащей. Мы за вами будем следить.
Признаться, кроме многоэтажных разрядов отборного мата, которыми уснащал свою речь Невзоров, практически ничего похожего на служебную тайну в «Секундах» услышано не было. Но на богатства русского разговорного вряд ли можно поставить «секундовский» гриф ДСП. Если уж политики привселюдно не стесняются загибать в три колена, чего уж матерому зубру репортажа кокетничать?
...Вернувшись на Чапыгина через пять часов, гость-журналист узнал, что за это время некто неизвестный по телефону угрожал взорвать к чертовой бабушке «весь этот бордель под названием телецентр». Группа «600 секунд», естественно. оказалась на месте предполагаемого взрыва. К счастью, обошлось, тревога была ложной. Но впрыскивание адреналина в кровь подействовало на настроение Невзорова, и после небольшого пристрастного допроса корреспондент «МК» наконец был допущен в «кабинет» Александра Глебовича, а точнее, в закуток, вычлененный из общей комнаты.
Здесь, среди мешанины разнообразной видеотехники, кольчуг, палашей, портупей и стягов «Наших», и было позволено включить диктофон. Сначала Невзоров грозился уделить не более получаса, говорили же, пока не закончились кассеты. Вряд ли интервьюируемому было так уж интересно отвечать на вопросы. Для него важнее Показать, кто тут главный, за кем решающее слово. На протяжении всего разговора в комнате присутствовал главный режиссер «Секунд» Михаил Ермолов. Он почти безмолвствовал, но казалось, что Михаил Михайлович главный режиссер не только «Секунд», но и поведения самого Невзорова...
Прежде чем дать расшифровку беседы, нужно объяснить, почему мы оставили без изменений наиболее крутые и образные выражения Александра Глебовича. Конечно, можно смикшировать, олитературить какие-то фразы, будь это случайной оговоркой, неудачно сорвавшимся словом. Но Невзоров специально говорил ТАК, значит, он хотел, чтобы его увидели именно ТАКИМ. Смотрите же.

ТЕМ САМЫМ ОТ ЗАМУДОНЦА
— Поскольку в разговоре о журналистах вы все время оперируете местоимениями «ваше» и «наше», можно сделать вывод, что себя вы к проституткам, вынужденным продаваться властям, не относили и не относите?
— Конечно, нет. В желании лизать чинушам меня никто не может заподозрить.
— И все-таки: за что вы так не любите своих коллег?
— Понимаете, для того чтобы быть моим коллегой, надо быть репортером не меньшим, чем я. Фигур же такого масштаба, к сожалению, я больше не знаю. Поэтому с коллегами вокруг у меня плохо. Я их не вижу.
Конечно, есть уважаемый мною Урмас Отт, есть, скажем так, не то чтобы уважаемый, но все же заметный Станислав Говорухин. Последнего я, кстати, не люблю. Между прочим, он в большей степени секундовец и репортер, чем кинорежиссер. То, что он делает, это чистое телевидение, чистая публицистика, и у меня ощущение, что этот сдвиг в мировоззрении произошел у Говорухина oт слишком внимательного изучения «600 секунд». Если вы смотрели фильм «Так жить нельзя», то у вас наверняка должно было возникнуть ощущение, что перед вами сильно развернутые «Секунды». Поэтому этих двоих я еще могу назвать коллегами. Вне зависимости от отношений, существующих между нами. Этот суперэстонец Урмас, националист паршивый, вызывает тем не менее у меня огромное уважение, потому что я знаю, что в трудную минуту он всегда придет мне на помощь.

Так что с немногочисленными коллега-
ми у меня все в порядке, а что касается разного рода телевизионной мелюзги, так ее судьба меня вообще не интересует.
— А газетчики? С ними что не поделили?
— И среди газетчиков у меня много друзей. Среди настоящих газетчиков. Я ненавижу борзописцев из изданий, которые сделали ставку на пропаганду разрушающих государство и общество идей. Идей насквозь преступных и в общем-то известных. Это все говно прошло уже свои перегонные кубы, выпаривалось с 1903, с 1906 года, когда была объявлена какая-то свобода совести. Уже тогда это дерьмо стало выплескиваться во все стороны. Было такое в нашей истории один раз. Это. кстати, описывается в известной хорошей книге «Протоколы советских мудрецов». Там прямо указан путь дестабилизации общества – через прессу.
— «Протоколы советских мудрецов»? Вы не ошиблись?
— Советских, советских. Автор — Климов. Очень рекомендую к прочтению. Книжица несколько параноидальная, есть там постоянная зацикленность, кто педераст, а кто нет. Лучше на это внимания не обращать и пропускать мимо глаз, но там, где Климов пользуется документами, раскрывающими тактику разрушения общества, есть вещи очень любопытные. Так делалось и в Вавилоне, и во Франции в XIV веке. И смута 1612 года была предварена примерно такой же идеологической обработкой, как и сейчас.

ПОЧТИ ПО СТАНИСЛАВСКОМУ
Когда один из авторов этого материала в последний приезд Виталия Коротича с ним встречался, то задал ему несколько вопросов специально для этой публикации. И поэтому не включил эти ответы в текст интервью «Час Жлоба» («МК» от 22 августа с. г.). Воспроизводим по диктофонной записи.
Вопрос. Что вы можете сказать о Невзорове?
Ответ. Он может быть. Мне он не нравится чисто по-человечески, не нравится потому, что врет. Я имею в виду «врет» по Станиславскому. Когда режиссер смотрит на актера и говорит: «Не верю!».
Вопрос. Вы не считаете, что Александр Глебыч сделал ставку на идею конфронтации? Что он будет оппозиционным к любому правительству?
Ответ. Я считаю, что Невзоров страдает от колоссального комплекса неполноценности. Как бывший врач я могу это четко сказать. Потому что он нуждается в каждодневном самоутверждении. Если ему чего-то не хватает, то это — спокойного достоинства. Спокойного достоинства в изложении своих страстей. Он суетлив, он бегает. И он иногда безответственен в том, что он делает. Невзоров никогда не будет лидером. А судя по всему, он хочет быть лидером. Пока ничего, на базе чего он может людей объединить, я у него не вижу.
Вопрос. Мой знакомый философ Энн Эйр утверждает, что автор «600 секунд» уже готовый вождь, что за ним пойдут если не миллионы, то сотни тысяч, что Невзоров «знает, как надо».
Ответ. Все вожди говорили, что они знают, как надо. Его главный тезис, что ему не дают высказать, как надо. Вот сегодня в «Комсомольской правде» опять напечатано пресловутое письмо. (Там печатаются платные объявления.) Это объявление жулика. Он пишет, что я, мол, помогу вам заработать миллион. Пришлите мне 100 рублей по такому-то адресу. А потом он вам пришлет письмо, что вот так и надо зарабатывать. На дураках. Это тот же самый Невзоров! Он человек не глупый. Несчастный, глубоко несчастный. Человек истеричный, взвинченный. С ним работать очень трудно. Я не хотел бы только одного, я в общем-то приветствовал бы его как личность, что всегда дорогого стоит, я приветствовал бы его как человека, имеющего свою позицию, если бы не несколько вещей. Во-первых, передача «Наши», которая была бесспорной инсценировкой. Это плохо. Он может заблуждаться, он может врать от добрых намерений, не понимая, что врет, он может передергивать, но инсценировать?! Это ай-ай-ай. Горчаков когда-то печатал записи Мейерхольда. И Мейерхольд говорил, что в одной из пьес у какого-то драматурга времен Эсхила был так натурально показан пожар в Афинах, что люди в зале падали в обморок, их выносили. Этого драматурга подвергли остракизму и изгнали из Афин. И Мейерхольд говорит, что, если бы «я был там, я бы тоже голосовал за изгнание, потому что это была сентиментальная эксплуатация человеческих страданий». Это очень точное определение.
Если вам сегодня показать ребенка, которому отрубили руку или ногу или пробили глаз пулей, конечно, вы будете плакать. Но это еще не является осмыслением событий. Вот тут я возвращаю Невзорова к ленинской теории познания. Первое — взгляд на объект, потом — осмысление объекта. Он иногда до осмысления не поднимается. И когда он рассказывает о том. как три мальчика взялись за руки и выскочили в окно, не поднимаясь до осмысления, то становится банальным уголовным хроникером. И в какой-то степени — провокатором. Потому что, экстраполируя эту трагедию на Собчака, на правительство, он грубо передергивает. Короче говоря, я считаю, что это журналист бесспорно талантливый. Но бесспорно эгоцентрический, бесспорно несчастный, бесспорно обреченный очень на короткий период своей журналистской судьбы.
Такие репортеры не бывают в благополучной стране, в устроенном обществе.

«НАСРАТЬ!»
— «Независимая газета» опубликовала вашу историю болезни...
— Когда меня сумасшедшим назвали?
Кто такой автор этой самой заметки? Можете меня сейчас расстрелять, но я при всем желании фамилии его не вспомню. Придет какой-нибудь козел, возьмет лист бумаги, сдрочит на него, размажет пальцем, а я, по-вашему, должен вглядываться, как легли капли или как он завитушки размазывал? А тут этот, блядь, козел сопли свои тиснул через газетенку, растиражировал. Это его собачье мнение, до которого мне нет дела. Какой-то шпингалет, никто в этой профессии и вообще — НИКТО, позволяет высказывать обо мне свое мнение. Да и хрен с ним, господи! Насрать!
— А то, что в антиневзоровской кампании особенно усердствуют именно быв
шие комсомольские издания — «МК», «Собеседник», питерская «Смена» — вы как-то можете объяснить?
— Я бы мог отделаться фразой, что такова обычная тактика перевертышей, но это то, над чем мне и задумываться не хочется. Я не сильно анализировал, почему вонь дачных сортиров отличается от смрада вокзальных уборных. В парашу я не нюхать хожу. Меня абсолютно не колышет, какими мотивами руководствуются мои злопыхатели. Я выше этого. Кто меня любит, тот останется со мной, а кто нет... Что ж. пусть изучает концентрацию вони в толчках.
— Если вся эта писанина вам безразлична, к чему заводить аккуратненький альбом с вырезками публикаций об НТК, который показывала Щукина? Кстати, последним подклеено сообщение издательства «Палея» о том, что вас пытались похитить.
— Мать-перемать! Какое еще похищение? Не знаю я никакой «Палеи». Подвалил ко мне однажды бородатый, не очень трезвый мужчина и говорит: «Я — «Палея». Отвечаю: «А я Невзоров». Мужчина стушевался и разговор продолжать не стал. Все! Сообщение о своем похищении я услышал по радио, поскольку у нас запрещено в редакции читать ебелдосовскую прессу. Выматерился я по этому поводу и забыл. Вы напомнили.
А газетенки демократические читать — время терять. Для меня это равносильно изучению фекалий господ дерьмократов.
— Ваши неологизмы — ебелдос, собздик, попздик...
— Это не мои, не мои. Что мое — то мое. А эти афоризмы просто благодаря «Секундам» широко известны стали. А что — нормальные слова. Если раньше, после революции 17-го года, могли детей называть Марксенами, Виленами, то почему бы после этой революции милой демократической семье, где он педераст, а она лесбиянка и где оба больны СПИДом, где оба защитники Белого дома, почему бы такой семье не наречь своего малыша Ебелдосом и не пускать от умиления слезы вперемешку с гноем?
— Ну раз вы такие советы даете, я могу быть спокоен: не обидитесь на то, что вас «Собеседник» замудонцем назвал, смысл-то какой глубокий заложен — Завтрашнее Мускулистое Державное Отечество — Невзоровская Цель.
— Это, ребята, уже вторично, как говорится, вчерашняя хохма — сегодня не хохма. Называйте, как хотите, но ведь это вы приходите брать у меня интервью, а не я у вас.
— Уели, Александр Глебович, уели. Только я ведь не на ристалище, чего мне с вами махаться?
— А я к вам как раз претензий и не имею. Я о тех, кто приходил, а потом задним числом над текстом измывался, мне всякие клички придумывал. Значит, говно мужик. Или баба.

«НЕ ТРОГАЙТЕ МОЮ ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ!»
— Книги, вышедшие в «Палее», для вас неожиданность?
— «Невзоров и Собчак» подписала какая-то фрейлина. Специальными вычислениями я не занимался, но, скорее всего, барышня из пресс-центра мэрии. Там несколько таких чувствительных. Я почему-то на барышень действую сильно.
А что касается второй книги, то тут ходил парень в очках. Интеллигент, кажется. Что самое страшное. Пытался выведать какие-то факты моей биографии. Был далеко послан. В результате написал книгу.
— Вы обмолвились о барышнях. Находите свою внешность сексуальной?
— Меня это меньше всего интересует. Хотя, скажем, недавно я вернулся из Приднестровья. Не думаю, что у молдавского ОПОНа, с которым я встречался в реальной ситуации на Кошницком плацдарме, была возможность оценить сексуальность моей внешности. По крайней мере, я доставал их не тем, чем достают во время сексуальных отношений.
— Это вы и о той снайперше, которую могли подстрелить, но не сделали?
— Да, о чем до сих пор жалею. Но ее потом все равно сбросили с восьмого этажа. Судя по описанию, это была именно она. Эта стерва перемолотила старух пятнадцать в Бендерах. Через свой оптический прицел. Только для того, чтобы, как выражаются умным языком, дестабилизировать обстановку в городе. Сидела в высотке и фигачила из биатлонской винтовки так, что у людей мозги на стену. Один раз я сам ее держал на прицеле, но на спуск не нажал. Баба, кстати, хорошенькая, крупная, может, поэтому и не выстрелил. А зря.

Из интервью с руководителем РТВ Анатолием Лысенко, подготовленного год назад.
Вопрос. А как вы, кстати, относитесь к Невзорову? Я его считаю лучшим из тележурналистов страны. И не боюсь это утверждать где только можно. (Я вас не провоцирую. Я почти искренен.)
Ответ бывшего куратора «Взгляда» был, увы, неоригинален, напоминая тональностью отзывы многих других профи:
«Ты знаешь мое отношение. Журналистом я его не могу считать. Я считаю его очень талантливым криминальным, полицейским репортером. Ничего близкого я не вижу у нас. Это суперкласс. Но когда он выходит на степень политического обобщения и пафоса, то сразу видна некоторая неглубина мышления, я бы так мягко назвал. И затем, извини меня, он очень легко управляем. Поверить в столь быстрый перестрой из ярого борца перестройки в защитника имперской системы? Я не очень верю. И оттого, что он сделал «Наши»... Мое твердое ощущение, что очень здорово его кто-то сдирижировал. Может, он даже сам этого не понял. Извини меня, пройдя Афганистан, я все-таки знаю, что такое инсценировка съемок и съемка в условиях боевой опасности. И нельзя такие вещи делать. Это уже просто аморально».

КАКОВ ВОПРОС — ТАКОВ ОТВЕТ
— Продолжим женскую тему. Не считаете, что с уходом Светланы Сорокиной «Секунды» потеряли какой-то шарм, круто посуровели?
— Не считаю. Ее уход во благо. Сорокина работать не умеет. Она же, по сути, дикторша. мне же нужны репортеры. Видел я ее как-то в «Вестях», там она на своем месте — диктор и есть диктор. За все время работы в «Секундах» я не могу вспомнить ни одного репортажа Сорокиной.
А, вспомнил... Она сделала материал о том, что уточки родились прямо в прудике телецентра. Скажите, пожалуйста, событие. Все. Это же профнепригодность. И когда Сорокина начинает сегодня выпендриваться, что она ушла по политическим мотивам... Пусть сначала докажет творческую состоятельность, а потом рот разевает. Говорить не о чем. Сорокина ушла, причины... Скатертью дорога.
— К женщинам мы еще вернемся, а пока, будьте любезны, дайте сравнительную характеристику двум героям многих своих репортажей — Гидаспову и Собчаку.
— Собчак — фигура одиозная, паршивенькая. Гидаспов же... Знаете, даже хреновенькая картина XIX века стоит дороже современной, если она имеет подпись автора. Гидаспов тоже с кракелюрчиком. Он как бы уже из истории и этим уже интереснее. Не забывайте, ребята, какой бы Гидаспов ни был красный, какой бы он ни был коммунист, но мужик схватил тройную дозу в Чернобыле, он класснейший инженер, класснейший исследователь-химик, которого черт дернул полезть в эту партию. И как только он туда полез, разлагающийся совершенно аппарат заразил его своим гниением. Борис Вениаминович вставил зачем-то себе новые зубы, стал ослепительнейшим образом улыбаться, жутко фальшиво. А Собчак в общем-то и пришел достаточно фальшиво. Да что о нем говорить, он отмирающая фигура.
— Хорошо, тогда давайте о еще двух людях, без которых Александр Невзоров просто не появился бы на свет. О родителях. Недавно вы заявили, что считаете себя круглым сиротой. Отца вы никогда не знали, а от матери отказываетесь.
— Ну что значит «отказываюсь»... А вообще, это мое личное дело. И вопрос, конечно, дурацкий, но фактически я действительно круглый сирота и счастлив, что у меня нет родственников.
— И это вы говорите при живой матери?
— Ребята, ну чего вы лезете не в свое дело? Живой, неживой... Для меня нет понятия: мать — не мать.
— Кстати, ведь именно Галина Георгиевна привела вас в свое время на телевидение?
— Это очередная легенда. Когда я пришел на ТВ, Галина Невзорова здесь давно не работала и о моем желании тут трудиться вообще не знала.
— По вашим словам, об отце вы знаете только то, что он был русским. Для вас принципиален вопрос его национальности, почему именно на этом вы акцентируете?
— Ох, опять вы лезете. Ничего я не акцентирую. Национальность — это единственное, что сказал мне об отце дед.

НЕПОДКУПНЫЙ «НАШ»
— Видимо, взятки вам предлагали неоднократно. Какая максимальная сумма была?
— Знаете, в последнее время что-то никто не предлагает. Да и раньше, как правило, до сумм не доходило, я сразу посылал куда подальше, ну туда... Как эта штука называется? Ха-ха!

Из интервью с Эдуардом Сагалаевым (записано сразу после «путчевых» дней 91-го года).
Вопрос. Вы не считаете, что Невзоров — один из талантливейших (при всех его «грехах») тележурналистов?
Ответ. Вы знаете, я считал его в свое время человеком, который мог стать своего рода телевизионным Гиляровским. Считал его очень энергичным человеком. С колоссальной внутренней энергией и с большими способностями. Но сегодня... Я думаю, что гений и злодейство несовместимы. Эта старая формула Александра Сергеевича Пушкина незыблема, по-моему. Я бы сказал, что Невзоров — способный злодей. Потому что то. что он делал и до путча, и, насколько мне известно, во время путча, это все можно охарактеризовать этим понятием — злодейство. Да, он, может быть, человек не робкого десятка. Но лично я рядом ставлю Александра Невзорова и Леонида Кравченко. В этот же ряд можно поставить еще многих, так или иначе способствовавших путчу, создававших его идеологию. Потому что переворот готовится не год. не два. Его подготовка фактическая была начата после того. как консервативные силы военно-промышленного комплекса, КГБ, армии и МВД сплотились. И те, кто создал такую идеологию, мне кажется, несут не меньшую моральную ответственность, чем трясущийся Янаев.

— А вам взятки давать приходится?
— Вот так, чтобы прямо денежку совать?
— Вам виднее, какие формы еще существуют.
— Черт возьми, посмотрите Уголовный кодекс, там есть специальное приложение, описаны все формы — участием в деле, неучастием и т. д.
— Но вам какой-то из этих форм пользоваться приходится?
— Естественно. Я вообще не понимаю яростной волны борьбы с взятками.
— Скажите, а можно рассматривать как одну из разновидностей взятки тот факт, что вы какое-то время были вписаны в судовую роль одного из экипажей судов Балтийского морского пароходства и регулярно совершали вояжи за границу?
— Если вы ведете разговор к тому, чтобы теперь этому кораблю сегодня присвоили мое имя. то я против. Считаю это преждевременным.
— Нет, Александр Глебович, не об увековечении вашей памяти речь, а о взаимоотношениях со столь чтимым вами УК России.
— Вас интересует, куда я ездил? Не помню. Вы хотите меня ущучить? Это глупо. Ну и в судовую роль, так что? Зачем меня пароходству подкупать?
— Вы мне вопросы задаете? Это я вас спросил: можно ли рассматривать данный факт как одну из форм взятки?
— В принципе да, можно. Но для того чтобы классифицировать взятку, необходимо иметь причину дачи и получения.
— Ну с этим-то я проблем не вижу. Для чего берут, всем очевидно. А дают... Может, пароходство таким образом вашу лояльность покупало, может, вы на них какой компромат собрали? Впрочем, я не следователь, гипотезы строить не буду, мне важно было от вас принципиальный ответ получить, и я его получил.
— Ладно-ладно, но я все-таки скажу: наше чиновничество замечательно знает, что подкупить меня невозможно. Даже став лояльным, я остаюсь опасным. Знаете, есть замечательные стихотворные строчки: «Пустое сердце бьется ровно, в руке не дрогнет пистолет». Это обо мне. Если заходит речь о каком-то скандальном материале с участием наших так называемых друзей, то мы обычно переглядываемся с Михал Михалычем Ермоловым, крестимся и говорим: «Не дрогнет пистолет». Кстати, я совершенно уверен, что эти слова вы вынесете в заголовок интервью. Дарю.

...Авторы благодарят за подарок.

(20 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:exxpe
Date:March 22nd, 2007 12:21 pm (UTC)
(Link)
Дела давно минувших дней.
Откровенно говоря, осилил только половину - коньюнктура и подковерщина.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 22nd, 2007 12:44 pm (UTC)
(Link)
Согласен, конечно. Но есть несколько интересных мест. И вот это показалось любопытным: "бесспорно обреченный очень на короткий период своей журналистской судьбы". Коротич - не дурак.
[User Picture]
From:exxpe
Date:March 22nd, 2007 12:53 pm (UTC)
(Link)
Каждое слово - сила, каждое движение - власть...
А знаешь, как лица превращаются в рыла когда власть скалит пасть?

Все это временные явления: Тальков ли, Невзоров ли, еще куча деятелей.
Талант Невзорова проявляется в обличениях и склоках, в мирное время его некуда применить.
Сейчас, чего греха таить, поспокойнее живем (пока?), вот и помалкивает Александр Глебович. Будут стрелять - достанет кожАнку и полезет на баррикады. Тока не поверят ему. Проституткам вообще редко верят.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 22nd, 2007 12:56 pm (UTC)
(Link)
Сегодня уже не поверят, верно. Но он уже и не полезет, я так думаю.
Однако, свято место пусто не бывает. Сегодня его вполне Леонтьев замещает.
[User Picture]
From:exxpe
Date:March 22nd, 2007 01:03 pm (UTC)
(Link)
Доренко, Леонтьев и вся эта молодая шпана все еще на слуху. Да и мелкие они людишки по сравнению с Невзоровым, мастером своего дела. Разве ж какая-нибудь тля из нынешних додумалась до разоблачительных неологизмов? Нет. А Невзоров смог.
И плевать, что четкой политической позиции у АГ нет - пластилином проще как-то, он же не пахнет почти.
Невзоров, если мне память не изменяет, и в думу же пролез. Поверили? Нет. Но пролез. Таким и мыло ни к чему - демаскирующий фактор. Так пролезут.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 22nd, 2007 01:21 pm (UTC)
(Link)
Да, они помельче будут. Но и времена сейчас помельче.
А в думу много кто пролез. Не велика сложность. Главное, правильную позицию выбрать.
[User Picture]
From:exxpe
Date:March 22nd, 2007 01:24 pm (UTC)
(Link)
Да нету позиции-то.
Сегодня с левыми, завтра - с правыми.
Володя Шарапов это кистенем называл, я с ним соглашусь.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 22nd, 2007 01:26 pm (UTC)
(Link)
Хорошо, выскажусь конкретнее - позу.
[User Picture]
From:exxpe
Date:March 22nd, 2007 01:29 pm (UTC)
(Link)
Ну уметь правильно нагнуться - не очень сложно, я думаю.
Особенно для профессионала в области обеих древнейших профессий.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 22nd, 2007 01:31 pm (UTC)
(Link)
Вот-вот, и я о том же - не велика сложность.
[User Picture]
From:avsm
Date:March 22nd, 2007 01:16 pm (UTC)
(Link)
зато Толя Лысенко - как был редактором "молодежной редакции" - так и остался.
А уж Эдик Сагалаев!! ума палата...
что интересно - спустя значительное время - мои симпатии - на стороне Невзорова. Однозначно.
Додолев чем-то ещё кроме пидорных дел прославился?
И ещё примечательный факт - все участники - ныне в стороне от журналистики.
Лысенко - умер (так и не сумев разобраться в политике 2 канала), Сагалаев - катается на снегокате и рассказывает о первом сексуальном опыте пидриле Майорову, Невзоров - разводит коней...

Поискав в интернете, выяснил, что Додолев - "бывший" главный редактор журнала "Карьера", "бывший" владелец Издательского дома "Новый взгляд"...
Ванденко - пишет для всех и вся - тут и для "Советского спорта", и обозреватель журнала "Итоги"... но действующий журналист.
Коротичу - 70 лет, собрав пост-перестроечный чёс, осел за мемуарами.
Спасибо, показательно и знаково.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 22nd, 2007 01:22 pm (UTC)
(Link)
Да уж компашка веселая. Спасибо за комментарий. Посмеялся от души.
[User Picture]
From:aka_halo
Date:March 25th, 2007 06:42 am (UTC)
(Link)
Додолев Женя возглавляет "Карьеру" по-прежнему, но уже как издатель.
+ он главред "Компании", с тех пор как выкупили ее у alex_lebedev
+ издает Travel+Leisure Russia
+ рулит мега-форматным журналом Moulin Rouge
+ купил у Дерка Сауэра FHM и набрал туда новую команду
+ вице-президент самого византийского и агрессивного Издательского Дома - ИДР
+ издает свои книги в Штатах
+ ... ну хватит, уверена :)
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 26th, 2007 10:54 am (UTC)
(Link)
Серьезно? Солидный список.
[User Picture]
From:aka_halo
Date:March 25th, 2007 06:45 am (UTC)
(Link)
А с Нетом у вас того... не очень... возрастное, видимо. Вы ищите то повнимательней )))
[User Picture]
From:aka_halo
Date:March 25th, 2007 06:46 am (UTC)
(Link)
У Лысого (Лысенко) брала интервью неделю назад - неужели, бля, умер? ))) Теперь в эфир сцуки не поставят, ай яй яй! )))
[User Picture]
From:avsm
Date:March 25th, 2007 08:45 am (UTC)
(Link)
Почему-то был стопроцентно уверен, что он - умер, в году 97-98.
Жив и слава Богу.
[User Picture]
From:fistashkin
Date:March 22nd, 2007 02:17 pm (UTC)
(Link)
Насчёт "вождя, за которым пойдут миллионы" - смеялся))

Истеричный тип. Сколько помню - патологический интерес к показу и освещению чернухи всех видов, на том и популяризовался. Последний раз, помню, работал "киллером" при Доренко, когда мочили "Отечество минус всю Россию". Если Доренко ещё какие-то отмазки находил, то Н. даже и не скрывал своей ангажированности. Сейчас, наверное, потерял все свои "зубы" и остепенился.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:March 22nd, 2007 04:17 pm (UTC)
(Link)
Точно. Меня тоже изрядно позабавили слова про "вождя".
[User Picture]
From:radio_weiss
Date:June 27th, 2007 12:31 pm (UTC)
(Link)
А какие фамилии! Собчак, Сагалаев, Янаев, Гидаспов(!)
Герои вчерашних дней.

Кстати, насчет любви Невзорова к лошадям и его новом пути в области "дрессуры-тренировки" (не помню, как термин называется) многое могут сказать любители конного спорта. Что-то там у Невзорова не склалось. Он, якобы, учит и обучает лошадям в рот железки не засовывать и шпорами не колоть, а сам, опять-же, якобы, вовсю этими вещами пользуется.
Наш НеФормат Powered by LiveJournal.com