?

Log in

No account? Create an account
Финляндия, Тампере-2018. Часть 1. Въездное. - Анархонизм
May 28th, 2018
12:45 am

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Финляндия, Тампере-2018. Часть 1. Въездное.
Подготовка к поездке – важная хрень, только надо помнить, что не всему написанному можно верить. Если вы прочитали, что до Тампере из аэропорта «Вантаа» лучше всего добираться через Хельсинки, сделайте вид, что не умеете читать. Да, ехать надо электричкой из аэропорта прямиком до Тампере с пересадкой в лакокрасочном городке Тиккурила, это сэкономит вам примерно 40 минут времени и 8 евро (на каждое посадочное место). Заодно полюбуетесь на современный дизайн станции «Лентоасема».





Ну, «полюбуетесь» – это сильно сказано. Пожалуй, здесь надо сказать два слова о станциях «Лентоасема» и следующей – «Авиаполис». Это первые подземные железнодорожные станции в Финляндии. «Лентоасема» расположена прямо под аэропортом и мимо неё не промахнуться, если после выхода из самолета идти по указателям (Господи, финский боже, эти указатели таких размеров, что их можно не заметить, приняв за дизайнерское оформление!). В самой глубокой части линия пролегает на отметке 10 метров ниже уровня моря, что слегка напрягает, если вспомнить о близости этого самого моря. Еще больше напрягает, когда из щели в потолке звонко падает камушек: стоишь так и думаешь, а что вслед за камушком, вода или камушек побольше? На самом деле ничего бояться не стоит, потому что усадка, утряска – обычные процессы. Надо успокаивать себя тем, что здесь надежные противодымные двери по европейским стандартам безопасности (пропускают пренебрежимо малое количество дыма и выдерживают температуру 400 градусов на протяжении двух часов), так что если вас завалит, то пожара можно не бояться. Первые два часа.



Да, вернемся к дизайну. А он, признаться, несколько странноватый. Первое впечатление: идут работы по оформлению. Второе: не хватило денег на полноценный дизайн. Реальность: окончательное оформление с оригинальным цветовым панно. По мнению проектировщиков, идентифицирующее цветовое оформление станций позволит пассажирам лучше ориентироваться на линии.



Только вы не расслабляйтесь, когда поедете обратно, т.к. отличить оформление «Авиаполиса» от «Лентоасема» (которая вам нужна) крайне непросто. Говорят, что каждая черепаха имеет уникальный рисунок на панцире… В общем, ориентируйтесь по лампам: На «Авиаполисе» они красные, на «Лентоасема» – синие.



Не стоит расслабляться и по пути в Тампере, т.к. на транзит между двумя поездами в Тиккуриле отводится десять минут. Времени на осмотр городских достопримечательностей явно недостаточно. Даже для осмотра достопримечательностей вокзала.



Поезд от Тиккурилы до Тампере идет примерно 100 минут. За это время вам сполна доведется насмотреться сосен и водоемов, а если повезет, то и приобщиться к особенностям местного отдыха.



Финны за пределами Хельсинки отдыхают культурно, но активно. Девушка (блондинка, разумеется) едет домой в один из провинциальных финских городков в сопровождение своего приятеля. Где они отдыхали? Это уже не важно, потому что даже девушка вряд ли сумеет вспомнить об этом. Ей не очень хорошо в поезде, она слегка подвывает, а в перерывах между тонкими бабьими нотками выдает брутальный гроулинг, используя для вящего эффекта гигиенические пакеты, коих в достатке возле каждого места. Нет, она не готовится к ближайшему концерту, она просто блюет. Все пространство между креслами забросано газетами и пакетами. Еще час-полтора поездки, и она бы скрылась с головой в бумажной горе. Мэн, сидящий напротив, вытягивает из холщовой сумки одну за одной банки с пивом. Парень – откровенный эстет: голова украшена метровыми дрэдами, густо подкрашенными зеленкой, а пиво исключительно разных марок. Зеленодрэдый понимающе улыбается после каждого девичьего рыка и расслабленно вливает в себя очередную порцию пива. Нет, он его не пьет, он им дышит. В какой-то момент девица начинает терять концентрацию и уже не попадает в открытый пакет. Её спутник (похожий на обыкновенного московского ботана) встает и негромко делает объявление, чтобы успокоить присутствующих: «Мы сейчас выходим». Зеленый протягивает ботану флаер (будьте уверены, это не рекламный проспект наркологической клиники) и ободряюще хлопает очкарика по плечу, мол, удачи, бро, в скором освоении красот. Ботан смущенно благодарит за очередной адрес тату-салона (он до сих пор не набил себе даже собственное имя на пальцах) и аккуратно вытаскивает подругу из бумажно-блевотной берлоги. Подруга встает на лыжню и пытается объехать дерево, тараня боком стену вагона. По платформе кавалер даму уже перемещает волоком… Кстати, не пытайтесь проехать зайцем: возьмут штраф или высадят. А контролер проходил мимо нас за время поездки раз пять. И никого не высадил, потому что зайцев – нет!



Тампере сегодня – это Тампере вчера, но заболевший московской болезнью благоустройства. Все улицы перекопаны, перемещаться можно только короткими перебежками по узким крысиным лабиринтам. В соответствии со всеми нормами благоустройства город прилично загажен пылью, бумажным мусором и стройматериалами. А вот пивных банок нет – их моментально подбирают многочисленные бездельники с сумками. И ладно, если бы так было только на улице. После одиннадцати часов вечера найти забегаловку с минимальной едой уже непросто. Ближайшая к вокзалу – пресловутый круглосуточный «Макдональдс». Пол залит чем-то липким (с одинаковой вероятностью это может быть кока-кола или пиво), столы протирались последний раз перед открытием, зато цены околоресторанные (чизбургер – 6.9 евро). Молодежь с удовольствием оккупирует столики, громогласно заказывает очередные плюшки, смеется, разливает по полу недопитое, сдвигает в кучу недоеденное, пытается строить личную жизнь. Да что же это за фигня? Серьезно? Кто, на хрен, ходит знакомиться в жирбургерную?!

А вот номер в апарт-отеле «Forenom» очень приличный. Если честно, то я ожидал увидеть нечто вроде слегка потрепанной жизнью квартиры (ни разу до того не бывал в апарт-отелях), а попал в просторный (для такой цены) номер со всем необходимым для жизни: вся бытовая техника (включая утюг, микроволновку, кофеварку и тостер) в наличии и работоспособна. Плюс полная звукоизоляция, человеческий душ, в котором не надо предварительно намыливаться, чтобы втиснуться в щель между унитазом и стенкой душевой, бесплатный чай (три вида) и растворимый кофе, просторный шкаф с плечиками. Можно считать, что рекламная пауза окончена.



На дворе уже глубокая постполярная ночь, солнце до утра покинуло рабочее место, ненавязчивая иллюминация мягко высвечивает отдельные элементы зданий и отрезки тротуаров – самое время совершить короткий моцион, чтобы оценить безопасность города. Не сказать, конечно, что ночной Тампере такой же спокойный, как кладбище, но немногочисленные выжившие, перемещающиеся по улицам в стиле «живых мертвецов», намекают на некоторые параллели. Самое страшное, что может произойти – кто-нибудь случайно прольет вам под ноги пиво из банки. Или упадет поперек тротуара. Не пугайтесь, а спокойно перешагните уставшее тело. И не вздумайте помогать, потому что тамперские своих не бросают, а незнакомый человек хватающий «своего» за руки, ноги и волосы сразу же вызовет массу непонятных (что важнее - неприятных) для туриста финских вопросов. Не меньше, чем вызывала (и вызывает до сих пор) вот эта скульптура:



Вот ты, мой дорогой читатель, сейчас думаешь, что уже знаешь, по какой причине вокруг скульптуры возникли споры? Не угадал!
У скульптуры нет никакой поясняющей подписи, поэтому даже местные (преимущественно – молодежь) не всегда способны ответить, что это за мужик со шпагой. Местное телевидение даже сняло (как это сейчас модно) небольшой сюжет на тему «тамперяне не знают свои достопримечательности». Чемпион среди ответов безальтернативен: «Кому этот памятник? Спартаку!» На самом деле, гладиаторы рядом с памятником не проходили. Да и рядом с Финляндией – тоже.



3 апреля 1918 года началось самое кровавое сражение Финской гражданской войны. В России в это время красные сражались с белыми, а в Суоми – белые с красными. Тампере – самый крупный промышленный центр страны – контролировался большевиками. Когда кольцо Белой гвардии стало сужаться, город ощетинился пролетарскими пушками, и с первыми петухами 3 апреля началась рубка. По щщам изрядно получили обе стороны, потеряв в сражении примерно по 800 человек. Но после сдачи города красными 6 апреля начался закономерный «белый террор», своего рода недоцивилизованная люстрация. Из капитулировавших краснопузых было расстреляно около 1200, да еще примерно 1300 последователей «товагища Ульянова» сгинули в концлагере Калеванкангас. Это ужасно, товарищи. Если бы не этот ужас, была бы сейчас на месте буржуазного (и самого привлекательного, по мнению финнов, города для проживания) Тампере нормальная и понятная нашему сердцу Териберка. Но вот так бывает, что не везде красные и чекисты присасываются к власти навечно.
Разумеется, пролетарская общественность немедленно взвыла, мол, необходимо увековечить жертвы кровавого режима, повесить мемориальную табличку и переименовать площадь в Площадь Памяти Жертв. Ха! Вот прямо буржуазное правительство так и разбежалось. Но идея насчет «увековечить историческое событие» понравилась, и ровно через 4 месяца после капитуляции большевичков появилась табличка «Здесь будет памятник воздвигнут», а одновременно был объявлен конкурс на лучшую работу. Понятное дело, что скульпторов-художников долго звать не пришлось, в конце октября на конкурс было представлено 25 работ. Попутно было предложено еще и соорудить памятник на белогвардейском кладбище, но с захоронением ажиотажа не случилось, и выбирать пришлось всего из шести проектов (победила надгробная плита, конечно же, белого цвета). Итак, в финал было отобрано три работы: 1) статуя Виктор (что на латыни означает Победитель), от Виктора Янссона и Вейно Пальмквиста 2) Мир В Стране в виде солдата, стоящего на коленях, от Эмиля Викстрема 3) ещё одна работа дуэта Янссон-Пальмквист – Молодая Финляндия, изображенная почему-то в виде взвившегося коня. Финны разгоняются долго, но потом жгут напалмом. Пока споры вокруг трех работ не дошли до того, что пепельницей был убит секретарь художественного отдела городского совета, победителя выявить не могли. Смерть некурящего молодого человека так сильно повлияла на комиссию, что в апреле 1919 года выбран был вот этот юноша с кинжалом, так похожий на несчастного. Моделью для статуи был, разумеется, не секретарь, а герой Гражданской войны, белогвардеец Элиас Симойоки, которого Янссон заприметил в спортивном зале, когда герой в одном нижнем белье пытался сделать «мостик» (чуть позже Янссон слепит с него еще скульптуру «Освободитель», у которой центральная часть композиции будет более внушительных размеров – накачал в спортзале, наверное). Всего городским муниципалитетом по итогам конкурса было выплачено 512 тысяч финских марок (не забываем, что была еще надгробная плита и похороны писаря). 3 апреля 1921 года в ходе празднеств, посвященных 3-летию успешной атаки Белой Гвардии на Красный Тампере, были открыты и надгробная плита на кладбище, и Виктор, переименованный в Статую Свободы. Площадь, разумеется, тоже переименовали – в Площадь Свободы. Но проблемы начались раньше.



На муниципальных выборах в 1920 году большинство мест в горсовете получили социал-демократы. Им как-то не очень понравился белогвардейский герой и воспевание победы Белых над Красными. Формально обосновывая решение экономическими соображениями, 20 голосами против 13 в сентябре было принято решение отказаться от установки памятника. Обиженные буржуа подождали три месяца и трусцой побежали за помощью к правителю графства, но тот, жирная морда, принял решение действующего городского совета. «Ладно, ждем еще три месяца и подаем аппеляцию в Верховный Арбитражный суд», – успокоил буржуазных товарищей главный и единственный юрист в их компании (маленький такой был, всё с айфоном бегал и фоточки делал). 21 марта 1921 года Верховный суд вынес решение оставить в силе решение горсовета. Вот только маленькая деталь: решение Верховного Арбитражного суда вступает в силу через 6 месяцев (согласно закону). А коли оно еще не вступило в силу, то в апреле торжественно памятник был открыт, о чем ты, мой внимательный читатель, уже знаешь. 21 сентября руководитель делегации социал-демократов по прозвищу Железняк (на самом деле его звали Железяка) ворвался на заседание буржуазной фракции совета, встал около окна и торжественно произнес: «Караул устал! Ой, извините, Наш час настал! Которые тут памятники временные? Слазь». Далее завязался примерно такой короткий диалог между ним (Ж) и главным буржуазным Мундепом (М).
Ж: Сымайте ваш памятник в соответствии с решением Верховного суда.
М: Вы про какое решение, любезный?
Ж: Про то, что надо исполнить решение горсовета от сентября прошлого года.
М: Ах, про это… Так мы его готовы выполнить немедленно. Что там написано, в решении этом?
Ж (читает запинаясь): Приня-то ре-шение не… устанавлять… вливать памятник.
М: Замечательно. Во исполнение решения Суда мы не будем устанавливать памятник.
Ж: Так он же ведь уже установлен…
М: Н-да? (выглядывая в окно) Действительно, установлен… Что ж, тем более не будем устанавливать. Зачем нам два одинаковых памятника? Благодарю за внимание.
Железняк с задумчивым видом тихонько вышел из комнаты.
К концу года Статуя Свободы стала символом всего Белого движения и любимым местом встречи ветеранов-победителей. Совет собрался с мыслями и вынес на голосование новую формулировку: «Демонтировать памятник». В апреле 1922-го 22 голосами против 12 решение было принято. Думаете, кто-то рванул с места выполнять? Нет, вы так не думаете, потому что уже догадываетесь, что случилось дальше: сначала жалоба правителю графства, потом апелляция в суде… Пока бумаги ходили по судам, вице-председателю совета Исааку Хулину выдвигалось обвинение в том, что он вопреки решению совета подписал платежки на выдачу денег для возведения памятника, а идеологические противники через прессу уничтожали друг друга (одни заявляли об «угрозе гражданскому миру», а другие обвиняли первых в попытке «насильственного оскорбления независимости»), наиболее практичная (она же – буржуазная) часть городского совета подкатила в магистрат новенькие японские спиннеры, а главе магистрата презентовала почти новый разблокированный iphone X. В 1923 году губернатор наконец-то прекратил балаган, сняв с Хулина все обвинения и постановив, что никто ничего демонтировать не будет. Так закончилось официальное противостояние. Почти закончилось.



Однако, страсти вокруг памятника не утихали. Леваки и пролетариат Тампере мгновенно окрестили памятник именем Руммин Юсси (прозвище Йоханнеса Фенина, печально известного палача белой армии). Наиболее рьяные регулярно пытались отколоть от памятника наиболее выступающие детали (поговаривают даже о частичном успехе этих акций). Но памятник выстоял, кидать камни в него перестали (разве что изредка поплевывали), постамент больше не подкапывали. Казалось бы, история скандалов вокруг Статуи Свободы закончилась, но за ним начала укрепляться слава фашистского памятника. В конце мая 2015 года 40 граждан города подали письменный протест и требование демонтировать памятник во исполнение решения городского совета от 1922 года. Власти схватились за голову: «Опять?!?!?!» Но делать нечего, пришлось собираться, разбирать символизм статуи, приглашать художественных экспертов и авторитетных историков, поднимать архивные документы и опрашивать еще живых свидетелей. Результат работы комиссии не порадовал активистов, но успокоил большинство тамперян: решение губернатора от 1923 года законно, демонтаж отменяется. С этого времени памятник периодически покрывается анархистами их знаменитым логотипом – буква «А» в круге.



Особенно леваков бесило то, что голый Симойоки занес меч в сторону Хямеенпуйсто – район, где в большинстве своем проживает рабочий люд. Они считали, что сделано это с циничной преднамеренностью. Да, куда обращен меч, это, конечно, важно. Осенью 2017 года даже рассматривался вопрос о том, чтобы повернуть памятник. Основной вариант был таким: повернуть мужика в сторону рабочих членом (вроде как он кладет на них с прибором), но художественный совет решил, что это полная глупость и меч у Свободы один для всех, да и член – тоже должен быть для всех, а не только для рабочих. Анархисты с удвоенным усердием стали портить памятник своими минималистичными граффити. С некоторых пор каждого анархиста, приближающегося к памятнику, обязательно сопровождает машина полиции.



Для спокойной, но короткой ночи такой сказки вполне достаточно, а о церкви Алексантери можно будет поговорить как-нибудь в следующий раз.





Tags: , , ,

(9 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:livejournal
Date:May 27th, 2018 11:38 pm (UTC)
(Link)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
[User Picture]
From:muranochka
Date:May 28th, 2018 06:02 am (UTC)
(Link)
Супер! Впрочем, как все ваши рассказы))) Про девушку в поезде очень смешно написали. А про скульптуру так вообще отпад, но с историческими фактами))
Это вы когда побывали в Тампере? Ранней весной?
[User Picture]
From:old_pionear
Date:May 30th, 2018 07:02 am (UTC)
(Link)
Спасибо!
Про скульптуру я и не знал, потянул её наугад. Самому было интересно. ))
А были мы в начале мая, на выходные сгоняли.
[User Picture]
From:muranochka
Date:May 30th, 2018 02:38 pm (UTC)
(Link)
Ясно. С удовольствием почитаю продолжение))
[User Picture]
From:kassandra_k
Date:May 30th, 2018 01:10 pm (UTC)
(Link)
Вот про Финляндию я не знаю почти ничего (так уж вышло), поэтому тем более интересно читать.
А почему именно Тампере?
[User Picture]
From:old_pionear
Date:May 30th, 2018 01:15 pm (UTC)
(Link)
Потому что не Хельсинки. ) в один город два раза ездить - расточительство.
[User Picture]
From:kassandra_k
Date:May 30th, 2018 01:23 pm (UTC)
(Link)
Смотря какой город.
[User Picture]
From:old_pionear
Date:May 30th, 2018 01:25 pm (UTC)
(Link)
Это да. В Гент я бы с радостью второй раз поехал. Хельсинки - не из тех.
[User Picture]
From:kassandra_k
Date:May 30th, 2018 01:27 pm (UTC)
(Link)
Буду ждать продолжения про Финку. Это мне еще и практически может пригодится. Ну и вообще нравятся твои посты.
Наш НеФормат Powered by LiveJournal.com